Репортаж

Phacowboy - экспериментальная электроника с оттенком ностальгии и грусти

Phacowboy —  экспериментальная электроника с оттенком ностальгии и грусти, где в каждой композиции чувствуется синтетический нерв, мерно пульсирующий гулким битом в груди. За этим меланхоличным и холодным звучанием стоят тюменские музыканты Николай Нескородов и Виталий Анисин, а также вокалист из Филадельфии, Саша Frost. Cоздавая свои композиции на расстоянии нескольких тысяч километров друг от друга, 17 июля в Москве группа впервые выступила полным составом. Ragion K удалось узнать, как происходит творческий процесс в Phacowboy, откуда приходит их музыка и как группа идет навстречу своему собственному звучанию.

До Phacowboy у вас существовала другая группа. Как эволюционировало ваше звучание с тех пор?

Виталий: Тогда была группа, в которой было пять человек, а сейчас у нас, скорее, проект. В силу разных причин та группа развалилась, мы остались вдвоём и решили больше никого не искать. Нам всегда так было комфортнее, так как всю музыку и тексты мы пишем вдвоём. Но позже встал вопрос о вокалисте, потому что мы не поём. Сначала искали вокалиста в Тюмени, но никого стоящего не нашли. И когда мы стали смотреть солиста в интернете, то познакомились с Сашей.
Николай: Изначально у нас был полностью живой состав, и поэтому было немного другое направление: мы играли что-то вроде пост-панка. А когда остались вдвоём, поняли, что у нас просто не хватает рук, чтобы играть на всех инструментах, и всё само собой перешло в электронное русло.

Как вы можете оценить музыкальную ситуацию в Тюмени?

Виталий: Достаточно слабо, особо ничего там не происходит в плане музыки, привоза. Раз в два месяца приезжает кто-то, кого ты, может, даже и не особо любишь, но вроде как группа на слуху, и это остается единственным мероприятием, на которое можно сходить. Из местных групп никто ничего стоящего не играет. Электронной сцены у нас особо нет, и музыкантов  можно по пальцам пересчитать. Есть пара электронных тусовок, но это, скорее, танцевальная электроника.
Николай: В основном это диджеи.

Как происходит процесс рождения вашей музыки, учитывая то, что между участниками группы расстояние в несколько тысяч километров?

Виталий: Музыку и текст пишем мы с Колей, поэтому основной процесс происходит у нас, в нашей студии. Когда есть песня, когда к ней подходит текст, мы придумываем вокал, мелодию и отправляем это Саше.
Николай: Иногда играем мелодию вокала на пианино, иногда выписываем ноты. Саша нам идеально подходит как вокалист. Мы его нашли в интернете. Вообще, мы очень любим Radiohead и решили найти на youtube людей, которые играют каверы на Radiohead. И первый, кто нам вышел, был Саша. Мы послушали и обалдели: это было прямое попадание в точку. Мы написали ему в Facebook и предложили поработать вместе. После того, как мы записали первую песню, мы решили продолжать работать вместе. И хотя сначала у нас была идея искать разных вокалистов на отдельные треки, нам настолько понравился Сашин вокал, что мы остались с ним.

В комментариях на ваши композции можно часто услышать сравнение с Radiohead.  Это для вас является скорее комплиментом, или же наоборот, вы хотите уйти от таких параллелей?

Виталий: Поначалу это всё воспринимается как комплимент, потому что это наша любимая группа, и мы были рады, что люди в нашей музыке видят то, к чему мы стремимся. Но когда комментарии в разной форме, но с таким содержанием стали появляться практически везде, где мы упоминались, это стало, конечно, поднадоедать. После полутора лет работы мы понимаем, что сравнение – это нехорошо, и нужно двигаться к своему звуку, чем, собственно, мы сейчас и занимаемся.
Николай: Но мы никогда не делали это сознательно, мы не стремимся писать такую музыку, как пишут Radiohead.  Это выходит само собой.
Виталий: Просто из-за того, что мы их постоянно слушаем.
Николай: И любим.
Виталий: Неосознанно какое-то влияние это всё равно оказывает на нас. Но сейчас наша главная задача – это углубиться в свою музыку.

Какие чувства, ощущения от вашей музыки вы хотели бы, чтобы остались у слушателей?

Николай:  Мне всегда казалось, что это огромное чувство ностальгии по чему-либо. То чувство, когда тебе где-то хорошо, допустим, в каком-то абстрактном городе, но ты не хочешь туда возвращаться, чтобы не испортить то чувство. Это и есть, наверное, основная эмоция.
Виталий: Да, это тоска по месту, куда ты не можешь вернуться. Не потому что его не существует, а потому что нельзя дважды войти в одну реку.
Николай:  Естественно, это всё метафорично.
Виталий: Но примерно такое ощущение мы испытываем, когда пишем музыку, тексты. Возможно, от этого ощущения, как некоего источника вдохновения, мы и отталкиваемся.

Насколько для вас важен визуальный ряд для передачи эмоций, которые заложены в композициях?

Николай: Клипы не так важны, потому что самые важные и главные картинки возникают в голове, когда ты слушаешь музыку.
Виталий: Я никогда не был особо хорош в каких-либо визуальных искусствах, поэтому для меня это никогда не было важной частью. Когда я слушаю музыку, которая мне нравится, то мне к ней не нужен видеоклип: в голове есть уже всё, что нужно. Но в принципе, видеоклипы - это хороший способ передачи какой-то дополнительной информации к музыке, то, что может усилить эмоциональное воздействие.

Расскажите, пожалуйста, об обложке ЕР «All Joy Goes Home». Что означает этот таинственный полупрозрачный фантом?

Виталий: Как и все вещи, которые мне нравятся, он ничего не означает. Изначально эта картинка на переднем плане была фотографией, которая мне уже очень давно нравится. Как-то я зашел в книжный магазин и, пролистывая какую-то книгу,  увидел фотографию на всю страницу, на которой  была изображена девушка под водой. Мне понравилась эта фотография, и я ее вырвал её. Долгое время она просто лежала дома, а потом, когда мы начали думать насчёт обложки последнего ЕР, я показал эту фотографию Коле, и он сказал, что, может быть, можно попробовать с ней что-то сделать. В силу разных технических причин – её сканировали, переводили из формата в формат – цифровое изображение получилось не очень качественным. В процессе всех этих манипуляций у девушки вовсе пропала голова, но над ней остался блик воды, который также после всех манипуляций превратился в некую волчью голову.
Николай: Вышло совершенно случайно, но получилось то, что нам нужно.
Виталий: Как, собственно, многие вещи получаются.  А что значит это изображение –  ничего особо и не значит.
Николай: Просто красивое изображение. Мы любим красивую музыку и красивые изображения.

17 июля в Москве состоялся ваш первый концерт в полном составе. Планируются ли выступления в Америке?

Виталий: Конечно, но, учитывая данную экономическую ситуацию, это довольно трудно сделать. Нам поехать в Америку гораздо сложнее, чем Саше приехать из Америки к нам. Как минимум это требует больших денежных затрат.
Николай: Для этого нужно ещё сделать много шагов: писать новый материал, куда-то его отправлять, искать людей, которые будут делать продакшен.
Виталий: Нужно заняться грамотным промоушеном, потому что его, как такового, у нас нет. Сейчас мы сами всем занимаемся: обложки, промоушен, мастеринг, сведение и все остальное.
Николай: Мы просто хотим донести свою музыку до людей.

 

Фото: Полина Волохова

Ваш комментарий

Последние материалы

Новинки: Boots - Bombs Away
Новинки: Wolf Alice - Baby Ain't Made Of China
Новинки: Crystalwood - One step Away
Новинки: The Jack Wood - Keep On Going
Новинки: Folded Like Fabric - You Said
Новинки: Little Fevers - Make It Easy

Информация о Ragion K

Ragion K ( Рэджион Кей ) - круглосуточная музыкально-разговорная радиостанция. Собственное программное вещание из Санкт-Петербурга.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16-ти лет.

Ваши письма

Почта редакции сайта: redakcia@radiofactory.ru.

Проект закрыт. Но вы можете написать письмо редакции новой радиостанции "Фабрика". 

Особенности

С 2016 года на сайте ragionk транслируется эфир радио Фабрика.